Христианский церковно-общественный канал (радио «София») на главную

05.09.19 (повтор от 99.05.18) Радио "София" - "Дискуссии на тему". Беседу ведет протоиерей Иоанн Свиридов.

Диалектика Иоанна Дамаскина

Передача 1-я

Под словом "диалектика" мы привыкли подразумевать целый раздел философии - направление, связанное с Гегелем или, по крайней мере, с известным каждому школьнику диалектическим материализмом. Но это понятие присутствовало не только в философии ХIХ-ХХ веков - оно восходит к временам античным; этим понятием пользовался и святой Иоанн Дамаскин, известный защитник икон в VIII веке.

Мы не будем говорить подробно о жизни святого преподобного Иоанна Дамаскина - о ней известно довольно много; в России этот святой популярен - мы знаем целую поэму "Иоанн Дамаскин" Алексея Константиновича Толстого. Это была личность удивительная и наиболее авторитетная, как богослова и систематизатора; особенно известен его систематический труд "Точное изложение православной веры" - это одна из первых попыток догматического синтеза - сведения воедино того, что накоплено опытом святых отцов. Скажем лишь несколько слов о его жизни. Сейчас появился номер из нашей серии "Учители неразделенной церкви" - "Иоанн Дамаскин. Диалектика или философские главы". Может быть, кто-нибудь уже имеет отдельные экземпляры из этой серии - она состоит из фундаментальных трудов ранних отцов и учителей Церкви: "Ориген против Цельса", "Климент Александрийский. Педагог", "Немесий Месский. О природе человека", "Учение двенадцати Апостолов", "Амвросий Медиоланский. О покаянии", Иероним Стридонский - четыре книги толкований Евангелия от Матфея.

И вот только что мы получили свежий экземпляр книги "Иоанн Дамаскин. Диалектика", которой пока нет в продаже, но будем надеяться, что появится.

Мы будем продолжать говорить о диалектике Иоанна Дамаскина, что, несколько странно в общем представлении о святоотеческом богословии, где понятия "знание" и "философия" оказываются, как правило, на каком-то втором уровне. И хотя считается, что святые отцы чаще опирались на Платона, - "Философские главы и диалектика" составлены по Аристотелю и, частично, по толкованиям Аристотеля известного Порфирия и Оммония.

В этой книжке речь идет больше всего об определении основных понятий и, вместе с тем - естественного богословия, то есть познания сущего, как такового.

Итак, несколько слов о жизни святого, о котором, на самом деле, известно не так уж много: существует много легенд, и в том числе об отсечении руки (вы знаете о существовании иконы "Троеручица"), которая связана непосредственно с жизнью святого - у него была отсечена рука, которая приросла по молитве Богородицы; он сделал металлическое изваяние своей руки и прикрепил к иконе. "Троеручица" всегда вызывала в России недоумение: "Откуда три руки у Богоматери?", и возникало много всяких мифов и дополнительных неясностей. Позднее Богоматерь на этой иконе стала изображаться с тремя руками - так уж складывается наша история, что забывается основание, и возникает целый ряд символических толкований...

О жизни преподобного Иоанна мы знаем немного: из его жития, составленного довольно поздно - в ХI веке, спустя почти 300 лет - нелегко выделить бесспорно достоверное, хотя в книге "Иоанн Дамаскин. Философские главы и диалектика" вместо предисловия присутствует глава из книги "Отцы 6-8 веков" знаменитого Георгия Флоровского - православного богослова, известного как в Европе, так и в Америке - он был профессором многих университетов, а начинал в Парижской Школе Богословия.

Само имя Иоанна Дамаскина свидетельствует, что родом он из Дамаска. У него было еще одно - наследственное (как фамилия или прозвище) имя - Мансур, что значит - "победительный". Год его рождения точно не установлен - это был конец 7 века; все деяния его пришлись на 8 век и тесно связаны с деяниями 8-го Вселенского Собора. Отец Иоанна по имени Сергий (по-арабски - Ибн-Сержун) служил при дворе халифа и занимал должность великого логофета - экономиста, так сказать - "великого эконома". Иоанн был блестяще образован; по преданию он учился вместе с Космой Маюмским - знаменитым песнотворцем, дружил с ним, и с этим связан его большой интерес к гимнографии - церковной поэзии; и мы знаем, как широко распространены его литургические творения - стихотворные тексты, написанные для богослужений.

Очень рано Иоанн - будущий Преподобный - заинтересовался богословием; точно не известно, когда он удалился от двора и затворился в обители Святого Саввы. Вся история с запретом что-либо писать, может быть, достоверна, и, может быть - это его личное желание - уйти не только от дел, но и на некоторое время отказаться от творчества ради аскезы, но затем вернуться с новым опытом духовной жизни. Можно предположить, что еще до начала иконоборческой смуты замечательные слова преподобного в защиту икон привлекли к нему всеобщее внимание. Разнообразные "Жития" Преподобного рассказывают о гонениях и многих клеветах на него при дворе халифа, о жестокой каре и упомянутом чудесном исцелении. В монастыре Преподобный проводил жизнь строгую и замкнутую - здесь он занимался писательством и чутко откликался на "богословские темы дня"; в то же время, здесь он составлял божественные песнопения. По его собственному указанию он был поставлен во пресвитера Иоанном Иерусалимским - Иоанном 5-м (как считает Г. Флоровский - не позднее 734 года), и в Иерусалиме оставался недолго. Года кончины Преподобного мы тоже не знаем - можно предположить, что скончался он еще до иконоборческого Собора 753 года; и хотя он на нем не присутствовал, - он являлся одним из примеров защиты Святых икон. Мы знаем, что спор об иконах не был спором об обрядовом отношении к иконам - это был догматический спор, в нем скрывались все богословские глубины; спор начала светская власть, но иконоборческие симпатии оказались сильными и в клире: спорили прежде всего об Образе Христа, об Его изобразимости и описуемости; и, как известно, иконоборческие споры тесно переплетались со спорами христологическими - отголоски этого мы видим в самой замечательной работе Иоанна Дамаскина "Источник знания", которая была посвящена его другу и песнотворцу Косме Маюмскому. Этот обширный догматический свод состоит из трех неравных частей: первая, о которой будет идти речь - это философские главы и диалектика, составленные не по Платону, а по Аристотелю - здесь речь идет об определении основных понятий и вместе с тем дается познание мира через видимое творение; мы будем говорить об этом достаточно подробно. Вторая часть озаглавлена: "О ересях вкратце", и здесь дается полный список существовавших от начала христианства ересей и их опровержения, исходя из опыта ранних отцов и, прежде всего, отцов Золотого Века - Григория Богослова и Василия Великого, которых он очень почитал (здесь есть и платоновское влияние). Третья часть, которая наиболее была известна в России и переведена на русский язык - "Точное изложение православной веры" - это опыт системы: весь материал собран, как христологическая догматика. В изложении Дамаскин часто буквально следует предшествующим отцам - особенно Григорию Богослову и Великому Дионисию Ареопагиту (реже - другим каппадокийцам - Кириллу и Леонтию); на других отцов он ссылается очень редко - из западных упоминает только папу Льва; на писателей не ссылается вообще. В философии Дамаскин исходит из Аристотеля, но назвать его эклектиком совсем нельзя - во многих случаях он проявляет, скорее, платонический дух - под влиянием Дионисия Ареопагита; влияние этого догматического было очень велико на Востоке и на Западе. И, что самое интересное, - творческих продолжателей Дамаскина в Византии не оказалось; но мы знаем, что в Х веке точное изложение было переведено по поручению Папы Евгения 3-го на латынь, даже точная дата этого известна 1150 год; и этим, как считают многие исследователи, - неисправным переводом - пользовались Петр Ломбард и знаменитый Фома Аквинат, на которого он оказал большое влияние - т.е. Дамаскин, в некотором, роде является отцом и западной схоластики. Что же касается его особенных взглядов, то мы должны сказать о его богословской системе, и особенно - о его отношении к исхождению Святого Духа. Его формулировка хорошо известна - он выражался так: "Дух неизреченный исходит, по существу, от Отца через рожденного Сына". По-другому - "Верую в Духа Святого - Господа Животворящего, иже от Отца через Сына исходящего," - это неточное повторение филиокве, но, в некотором смысле, спор и большее уточнение - к чему, собственно, склоняются даже современные православные богословы в споре о филиокве. Это его авторитетное мнение, хотя он сам сторонник, скорее, не частных богословских мнений, а систематизатор взглядов тех общих моментов, которые соединяют отцов древней Церкви, и сосредотачивает внимание не на частностях, а на общем.

Философские главы Иоанна Дамаскина, обычно называемые "Диалектикой", составлены, главным образом, на основании "Введения к Категориям Аристотеля" Порфирия и на самих "Категориях" Аристотеля. Разбиты они на маленькие главки. Что касается восьми начальных и восьми последних глав, то говорят, что написаны они Иоанном Дамаскиным не самостоятельно, т.к. в "Введении к источнику знания" он прямо заявляет, что не намерен вносить в это творение ничего своего. Но здесь мы явно чувствуем некоторую предвзятость исследователей, которые писали об этом труде трудно для русского читателя, привыкшего к "Добротолюбию", где о знании человеческом говорится пренебрежительно: что есть один только путь познания Бога - через аскезу и молитву, - получать такую развернутую философию. "Источник знания", хотя и переведенный на славянский язык довольно рано, был очень слабо распространен - перевод, который в начале ХХ века был сделан профессором Петербургской духовной академии Сагатой, был издан небольшим научным тиражом и, практически, недоступен для широкого читателя. Поэтому "Диалектика Иоанна Дамаскина" представляется нам очень важным предметом для глубокого изучения, т.к. это, в некотором смысле, - святоотеческая философия.

Первая глава, которая называется "Точное оглавление этой книги" (Дамаскин очень любит слово "точное": "Точное изложения православной веры...") разбита на множество главок: первая - О познании. Мы будем разбирать эти тексты и тут же я буду их комментировать. Я думаю, что в них можно найти много полезного для понимания начал, потому что это вводная глава "Источника знания".

Итак, первая глава: "О познании": "Нет ничего более ценного, чем познание, ибо познание есть свет разумной души. Наоборот - незнание есть тьма. Как лишение света есть тьма, так и отсутствие познания есть помрачение разума. Неразумным существам свойственно незнание, разумным - познание; потому что будучи от природы способным к познанию и ведению, "эпистемология" - учение о познании, - не имеет его, то, хотя от природы и разумен, тем не менее, по нерадивости и слабости и слабости души бывает хуже неразумных. Что касается "познания", то под ним я разумею истинное познание сущего, ибо знания касаются сущего. Ложное познание, которое есть как бы познание не сущего (не существующего) более незнание, чем знание, ибо ложь есть не что иное, как несущее несуществующее. Так как мы живем не одной душой, но душа наша как бы сокрыта завесою плоти, имеет подобие ока, видящий и познающий ум, воспринимающий познание и ведение сущего, - причем это познание и ведение она имеет не с самого начала, но нуждается в обучающем, то приступим к неложному учителю - Истине." Здесь Дамаскин говорит о критериях - познание должно быть основано на опыте и на обучении, и эти опыт и обучение исходят от Истины. Что он называет Истиной? "Христос есть ипостасная мудрость и Истина. В Нем, в котором сокрыты все сокровища, премудрости и ведения, который есть от Бога-Отца мудрость и сила; поэтому послушаем голос Его, говорящего нам через Священное Писание, и научимся истинному познанию всего сущего; приступая же, станем приближаться прилежно и с чистым сердцем, не позволяя страстям притуплять истинное око нашей души, ибо едва ли кто будет в состоянии даже самым чистым оком явственно созерцать Истину." Здесь Иоанн Дамаскин приводит цитату из Матфея: "Если свет, который в тебе - тьма, то какова же тьма?" "Приступим всей душою и всеми помышлениями, - ибо как невозможно, чтобы глаз, часто переводимый с одного предмета на другой и обращающийся то туда, то сюда, ясно созерцал видимое, но необходимо, чтобы око пристально наблюдало подлежащий рассмотрению предмет, - так и мы, отрешившись от всякого волнения ума, непорочно приступим к Истине; а приступая и достигнув врат, не ограничимся этим, но громко постучим, чтобы, когда нам откроются двери этого удивительного покоя, увидеть его внутреннюю красоту. Итак, Писание - врата. Находящийся же за вратами покой означает скрытую в Писании красоту мысли, то есть Дух Истины", - здесь Иоанн Дамаскин еще раз повторяет: "Громко постучимся!" т.е. - прочтем раз, два, будем часто читать, и так углубляясь - найдем знание и будем изобиловать богатством. Дамаскин говорит напряженно и ясно, как будто дает непреложный совет всякому человеку - всякому христианину, который сморит на мир через врата Истины, открытые самим Христом: "Будем искать, исследовать, высматривать, спрашивать! Поэтому, если будем любознательны, то будем и знать много, ибо все достигается старанием и трудами, а также - прежде всего и после всего - благодатью дарующего Бога."

"С другой стороны, - говорит Иоанн Дамаскин (как и апостол говорит: "все испытуйте, хорошего держитесь") - Будем исследовать также и учения языческих мудрецов." - Довольно странная вещь, сказанная отцом Церкви в 8 веке, - конечно, если забыть слова Григория Богослова и Василия Великого, которые восхищались афинской школой, учились в ней и знали, что такое языческая мудрость, и что эта мудрость готовила человечество к принятию Истины. Иоанн Дамаскин пишет спустя 8 веков, когда языческая мудрость уже пережила и свой кризис, и свои испытания, и была повержена - это не возврат, не ретроградство, но все же он говорит: "Будем исследовать также и учения языческих мудрецов". Почему - он объясняет прекрасно: "Может быть, и у них мы найдем что-либо пригодное и приобретем что-нибудь душеполезное, ибо всякий художник нуждается в некоторых инструментах к совершению устрояемого." Для него все, что произведено человеческим разумом - это инструменты познания; как инструменты художника, которые, видоизменяясь и совершенствуясь, в принципе, остаются прежними со времен античности. "Всякий художник нуждается в инструментах", - говорит Иоанн Дамаскин. Еще он говорит: "И царице свойственно пользоваться услугами служанок," - конечно, это типичное мнение еще со времен отцов-аполлогетов, которые говорили, что философия - это служанка богословия. - "И поэтому мы позаимствуем такие учения, которые являются служителями Истины, но отвергнем нечестие, жестоко владевшее ими, и не воспользуемся дурно-хорошим, что было в них, и не употребим искусство доказательств для обольщения простецов." - Тоже очень мудрая вещь. - "Хотя Истина и не нуждается в разнообразных доказательствах, тем не менее, мы воспользуемся ими для опровержения нечестных противников лжеименного знания," - здесь он повторяет знаменитую фразу Лионского о лжеименном гнозисе - том знании, которое является, на самом деле, самоцелью и чуждается врат Истины - Священного Писания - слова Самого Христа, через которые, постучась крепко и настойчиво, мы можем открыть врата к познанию подлинному, к познанию, которое не может называться лжеименным знанием. С этого мы начнем - как с букв, как с алфавита, - именно с того, что приличествует имеющему нужду в молоке - с самого начала, проще говоря, с самых азов философии, призвав руководителем Христа - ипостасное Слово Божие, которым подается всякое даяние и благо и всяк дар совершен.

Иоанн Дамаскин говорит, уже обращаясь к будущим читателям: "Те, кто будут читать эту книгу, должны направлять свой ум к блаженной цели, состоящей в том, чтобы через чувства восходить к Тому, Кто выше чувств и восприятия, Кто есть виновник всего - Творец и Устроитель. Ибо от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия, - из книги премудрости Соломона." И еще приводит Иоанн Дамаскин один текст: "Ибо невидимое Его вечная сила Его и Божество от создания мира через рассматривание творений видимых." - Это знаменитый текст из Послания Апостола Павла к римлянам. Поэтому мы достигаем желаемого, стремясь к познанию не тщеславным, но смиренным умом - ибо: "Вы не можете веровать в Меня, - сказал Христос, - славу от людей приемля, а также всяк возносяйся - смирится и смиряясь - вознесется." По-русски это звучит так: "Всяк возвышающий себя унижен будет, а унижающий себя возвысится." Вот преамбула, и Иоанн Дамаскин переходит к маленькому послесловию или к главке второй, которая состоит всего из нескольких строчек, - объясняя цель своего труда - "цель этого произведения" как он сам пишет: "Так как всякий, кто принимается за дело без определенной цели - как бы во сне блуждает, так как трудящийся без цели нищенствует во всем; поэтому мы прежде всего скажем о поставленной для этой книги цели, чтобы то, о чем в ней говорится, легче усваивалось. Цель же эта заключается в том, чтобы начать философией и вкратце предначертать в этой книге всякого рода знания; поэтому ее должно назвать "Источником знания". Итак - я ничего не буду говорить от себя, но в связном виде изложу то, что в разных местах сказано у божественных и мудрых мужей; и лучше прежде всего определить: что такое философия?"

Глава о философии довольно обширна. Мы начнем с его определения, которое совершенно оригинально: "Философия - есть познание сущего, как такового." То есть - познание природы сущего. И снова: "Философия есть познание Божественных и человеческих вещей." - Т.е. видимого и невидимого. Кроме того: "Философия есть помышление о смерти, как произвольной, так и естественной, ибо жизнь двух видов бывает: естественная, которой мы живем, и произвольная, в силу которой мы со страстью привязываемся к настоящей жизни, - двух видов бывает и смерть: смерть естественная, которая есть отделение души от тела, и смерть произвольная, по которой мы, пренебрегая настоящей жизнью, стремимся к будущей."

Для того, чтобы более полно познакомиться со знаменитой и, к сожалению, практически неизвестной в России "Диалектикой" Иоанна Дамаскина, мы проведем цикл передач, чтобы описать основные темы не очень обширных, но очень ясных по формулировкам главок - а Иоанн Дамаскин, как вы видите, как раз - мастер точных формулировок, и поэтому его изложение православной веры начинается со слова "точное".


Рейтинг@Mail.ru