Уроки истории

2 марта 1917 года, произошло событие, которое изменило ход исторического развития России: Император отрекся от престола. Либералы и монархисты расценивали и расценивают этот политический жест как проявление слабости. Сегодняшние сторонники канонизации царской семьи ничего не могут сказать в оправдание отречения, кроме невнятных рассуждений о некоей "заместительной жертве", принесенной за свой народ.

На мой взгляд, отречение было своевременным актом, политически продуманным, продиктованным долгом монаршей совести перед Россией. Об этом свидетельствует и сам текст "Акта об отречении Государя Императора Николая II от престола Государства Российского за себя и за сына в пользу Великого Князя Михаила Александровича", где в частности говорится:

"В эти решительные дни в жизни России почли Мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшаго достижения победы и, в согласии с Государственной Думой, признали Мы за благо отречься от престола Государства Российского и сложить с Себя верховную власть. (…)

Заповедуем брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принося в том ненарушимую присягу…"

В свою очередь "Акт об отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприятия верховной власти и о признании им всей полноты власти за Временным Правительством, возникшем по почину Государственной Думы" (от 3 марта) был лишь естественным продолжением и развитием идей, заложенных в "Акте" Николая II:

"Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облеченному всею полнотою власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок, на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа".

Реакция Святейшего Cинода была незамедлительной и совсем не в духе ностальгической привязаности к старому режиму. В "Определении Святейшего Синода от 6 марта 1917 года за №1207 об обнародовании в православных храмах актов 2 и 3 марта 1917 года" говорится:

"Святейший Правительствующий Синод Российской Православной Церкви, выслушав состоявшийся 2 марта 1917 года акт об отречении Государя Императора Николая II за себя и сына от Престола Государства Российского и о сложении с себя Верховной власти, и состоявшийся 3 марта 1917 года акт об отказе великого князя Михаила Александровича от восприятия Верховной власти впредь до установления в Учредительном собрании образа правления и новых основных законов Государства Российского, приказали: означенные акты принять к сведению и исполнению и объявить во всех православных храмах, в городских — в первый день, после Божественной литургии, с совершением молебствия Господу Богу об утишении страстей, с возглашением многолетия Богохранимой державе Российской и Благоверному Временному Правительству ее. О чем, для исполнения по духовному ведомству, послать подлежащим учреждениям и лицам циркулярные указы".

Циркулярные указы были разосланы через два дня после принятия решения.

Святейший Синод не выразил никакого сожаления по поводу крушения привычной симфонии Церкви и Монархии. Короткий текст Послания, который мы приводим полностью, — красноречивое свидетельство поддержки Российской Церковью происходивших в стране демократических перемен:

Божиею милостию
Святейший Правительствующий Синод
верным чадам Православной Российской Церкви.

Благодать вам и мир да умножится
(2 Петр. 1,2)

Совершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути.

Возлюбленные чада Святой Православной Церкви!

Временное Правительство вступило в управление страной в тяжкую историческую минуту. Враг еще стоит на нашей земле, и славной нашей армии предстоят в ближайшем будущем великие усилия. В такое время все верные сыны Родины должны проникнуться общим воодушевлением. Ради миллионов лучших жизней, сложенных на поле брани, ради бесчисленных денежных средств, затраченных Родиною на защиту от врага, ради многих жертв, принесенных для завоевания гражданской свободы, ради спасения ваших собственных семейств, ради счастья Родины оставьте в это великое историческое время всякие распри и несогласия, объединитесь в братской любви на благо России, доверьтесь Временному Правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите все усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы.

Святейший Синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Российского Правительства, да даст ему силы, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов Великой Российской державы да управит на путь братской любви, славной защиты Родины от врага и безмятежного мирного ее устроения.

Послание подписали:

Смиренный Владимир, митрополит Киевский (первомученик красного террора; +1918)
Смиренный Макарий, митрополит Московский.
Смиренный Сергий, архиепископ Финляндский
[будущий Патриах; +1944]
Смиренный Тихон, архиепископ Литовский [Патриарх 1918-1925]
Смиренный Арсений, архиепископ Новгородский.
Смиренный Михаил, архиепископ Гродненский.
Смиренный Иоаким, архиепископ Нижегородский.
Смиренный Василий, архиепископ Черниговский.
Протопресвитер Александр Дернов.

Нельзя сказать, что документ явился результатом единодушной позиции постоянных членов Святейшего Синода. Подписи первенствующего члена Синода митрополита Петроградского и Ладожского Питирима под посланием нет. В тот же день, 6 марта, постановлением №1213 "согласно его прошению" он уволен на покой. Этим, на наш взгляд, объясняется задержка решения "О прочтении его в церквах одновременно с актами об отречении бывшего императора Николая II" и "Об отказе Великого князя Михаила Александровича от восприятия Верховной власти" (Определение от 9 марта 1917 года за №1280).

Заседания Святейшего Синода проходят параллельно с заседаниями Временного Правительства, воспринявшего всю полноту власти после отречения императора Николая II и великого князя Михаила. Святейший Синод впервые после петровских реформ осуществляет свою деятельность независимо. Обер-прокурор В.Львов становится советником и посредником в отношениях с властными структурами — как член временного Правительства. Этим отчасти обясняется "перетекание идей" из одной структуры в другую.

Временное правительство как первоочередные, наряду с политическими обращениями и постановлениями (как, например, по земельному вопросу и подоходному налогу), влючает и специальные постановления, напрямую касающиеся Церкви и нравственности. Одним из первых было постановление об отмене смертной казни:

Временное Правительство постановило:

1. Смертную казнь отменить.

2. Во всех случаях, в которых действующими гражданскими, военными и военно-морскими уголовными законами установлена в качестве наказания за преступные деяния смертная казнь, таковую заменить каторгою срочною или бессрочною.

3. Действие сего постановления распространяется также на неприведенные в исполнение судебные приговоры, постановленные до сего обнародования.

Подписали: Министр-председатель кн.Львов, П.Милюков, А.Шингарев, Н.Некрасов, А.Коновалов, А.Мануилов, В.Львов, М.Терещенко, И.Годнев, А.Гучков и министр юстиции А.Керенский.

Управляющий делами Временного Правительства Влад. Набоков.

12 марта 1917 года.

Временное правительство уделило особое внимание вопросу об отмене ограничений в правах белого духовенства и монашествующих, слагающих с себя духовный сан или лишенных сана по духовному суду.

Правительство постановило:

"1. Священнослужители белого духовенства, добровольно, с разрешения духовной власти, слагающие с себя духовный сан, а равно лишенные сана по суду духовному, по возвращении в гражданское состояние сохраняют права состояния по происхождению, ученые степени, полученные ими как до принятия священнослужительского сана, так и во время прохождения духовной службы, а равно чины, полученные ими на государственной службе.

2. Монашествующие, с разрешения духовной власти сложившие с себя добровольно монашество и исключенные из монашества по суду духовному, при возвращении в гражданское состояние сохраняют права состояния по происхождению, образованию, службе и пожалованию, ученые степени, полученные ими как до пострижения в монашество, так и во время состояния в оном, а равно и чины, полученные ими на государственной службе".

Постановление подписано 25 марта.

Временное правительство отзывается и на внутрицерковные события. Не касаясь канонической стороны восстановления автокефалии Древней Православной Грузинской Церкви с Мцхетским Католикосом во главе, провозглашенной Освященным Собором Иверской Апостольской Церкви 12 марта 1917 года, правительство предлагает установить де-факто правовые последствия восстановления автокефалии.

Одним из главных постановлений временного правительства явился акт о "правах человека" и "свободе совести". Этим постановлением, озаглавленным "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений", отменяется более сотни статей Свода законов Российской империи. Приведем лишь преамбулу этого постановления от 20 марта:

"Исходя из незыблемого убеждения, что в свободной стране все граждане должны быть равны перед законом и что совесть народа не может мириться с ограничением права отдельных граждан в зависимости от их веры и происхождения, Временное Правительство постановило:

Все установленные действующими узаконениями ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности, отменяются".

В свою очередь, Св.Синод активно включается в поддержку экономических программ временного правительства. В определении от 29 марта 1917 года за №1893 говорится "о содействии со стороны духовного ведомства успешному распространению "Займа Свободы 1917 года"":

"Святейший Правительствующий Синод Российской Православной Церкви слушали предложенное г.Обер-Прокурором Святейшего Синода письмо Министра Финансов от 25-26 марта сего года за № 4700-4724 об оказании православным духовным ведомством содействия к успешному распространению выпускаемого Временным Правительством, на покрытие военных расходов, нового займа, под наименованием "Заем Свободы 1917 года".

Приказали: Принимая во внимание, что обеспечение предпринимаемого Временным Правительством займа является одним из существенных условий вполне благополучного окончания настоящей войны и будущаго возвеличения нашей Родины, Святейший Синод определяет:

1) поручить Синодальным Конторам, епархиальным преосвященным, протопресвитеру военного и морского духовенства и протопресвитеру Дернову призвать подведомое им городское и сельское духовенство и учителей церковно-приходских школ принять самое деятельное участи в разъяснении значения займа, как дела великой государственной и отечественной важности, а также в осведомлении того же населения с условиями и способами участия в займе и местами подписки на него,

2) благословить духовенство свой пастырский призыв предварить в церквах прочтением прилагаемых к настоящему № "Церковных Ведомостей", составленных на сей предмет поучений и

3) предписать всем действующим в епархиях установлениям духовного ведомства: архиерейским домам, монастырям, церквам, церковно-благотворительным, просветительным и хозяйственным учреждениям все могущие быть свободными деньги обращать в приобретение облигаций выпускаемого ныне займа; о чем, для неуклонного и обязательного по духовному ведомству исполнения, настоящим определение напечатать в "Церковных Ведомостях"".

Демократические преобразования затронули и принципы устройства духовных учебных заведений. В постановлении от 18-20 марта 1917 года за №1600 говорится о предоставлении правлениям духовных семинарий и училищ права избирать кандидатов для замещения административных и преподавательских должностей.

Качественно меняется и состав высшей иерархии. Вслед за распутинским ставленником митрополитом Петроградским Питиримом увольняются на покой: епископ Исидор, бывший Михайловский (6-8 марта, №1214), архиепископ Тобольский и Сибирский Варнава (7-8 марта, №1219), епископ Сарапульский и Елабужский Амвросий (18 марта, №1595), митрополит Московский и Коломенский Макарий (20 марта, №1661).

Кадровые перемены происходят и в канцелярии обер-прокурора. Указом временного правительства "председатель религиозно-философского общества Антон Карташев назначается Товарищем Обер-Прокурора Святейшего Правительствующего Синода" (20 марта).

У человека, плохо знакомого с историей, может сложиться впечатление, что Церковь вообще склонна к конформизму и коллаборационизму с любой властью. Однако октябрьский переворот Церковь оценила сразу, пророчески предвидя все его страшные последствия. И здесь важны именно те свидетельства, которые продиктованы совестью и высказаны свободно, а не под давлением Лубянки (подобно пресловутым "вашим–нашим радостям" митрополита Сергия).

Послание Святейшего Патриарха Тихона с анафематствованием творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной является в этом смысле самым ярким примером. Это послание хорошо известно, и потому приведем лишь короткую цитату:

"Враги Церкви захватывают власть над нею и Ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо против совести народной".

***

Унижение Церкви и попрание “народной совести” продолжалось в разных формах вплоть до августа 1991 года.

Казалось бы, Русская Церковь живо откликнулась на перемены в стране. Всенародные похороны жертв августовского путча показали видимое единодушие Церкви и нации в восприятии перемен. Но если сравнить реакцию Церкви в марте 1918-го и в августе 1991-го, поражает нерешительность церковной позиции в последнем случае.

Сходство ситуаций очевидно. Реакция — несопоставима. После 1991 года не было принято ни одного сколько-нибудь серьезного документа от лица Священного Синода или Патриарха – документа, который обозначил бы отношение Церкви к переменам в стране. И никакое “80-летнее пленениее” Церкви не может здесь служить объяснением.

Ссылка на то, что после семи лет свободы недостаточно кадров, бессмысленна: семь лет — достаточный срок для подготовки священников и богословов нового, "постсоветского" типа, особенно если учесть десятки предложений помощи со стороны многих зарубежных университетов и богословских факультетов, на которые не последовало отклика.

Размытая позиция Церкви по отношению к переменам в стране обусловила приток в церковную среду маргиналов "национал-патриотического" толка, ратующих за возрождение "имперского православия". А духовное образование перестало быть необходимым условием для принятия духовного сана.

Справедливости ради надо сказать, что время от времени Церковь все-таки реагировала на общественно-политические процессы, происходившие в стране. Однако честной оценки коммунистического прошлого в истории Церкви и государства не было. Деятельность созданного в 1992 году комитета по расследованию преступной деятельности священноначалия, сотрудничавшего с КГБ, который возглавил епископ Костромской Александр, не дала никаких результатов, и более того — сам комитет "перестал быть".

Даниловские сидения 1993 года еще сильнее охладили желание Церкви участвовать в демократических преобразованиях. Участие в Русском Народном Соборе, молчаливая поддержка деятельности Союза православных братств и прозюгановского "комитета борьбы за нравственность", нескрываемая симпатия к Союзу православных граждан наряду с настойчивой критикой демократически ориентированных СМИ (в том числе и христианских), — все это заставляет сделать печальный вывод: Русская Церковь все больше смыкается с "духовной оппозицией".

В обществе желание услышать голос Церкви особенно остро ощущается накануне выборов. Вот почему лидеры почти всех партий без исключения стремятся демонстрировать если не любовь, то по крайней мере лояльность к православию.

Накануне выборов в Государственную Думу 1999 года РПЦ может не на словах, а на деле восстановить историческое преемство. Не повторить, но творчески осмыслить идеи Святейшего Синода периода Февральской революции и Святого Патриарха Тихона периода октябрьского переворота. Восстановить потерянный авторитет в обществе, стать совестью народной, помочь обществу и облегчить ему "великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы".

Первым шагом РПЦ к восстановлению своего нравственного престижа в обществе должно стать заявление о том, что любые преемники преступной КПСС, используя слова Патриарха Тихона, "не имеют права называть себя поборниками народного блага", не имеют права претендовать на какую-либо форму участия в органах государственного управления, ибо такое участие — не что иное, как надругательство над религиозными чувствами верующих, оскорбление человеческого достоинства и народной совести. Последствия такого заявления переоценить невозможно. Оно стало бы итоговой чертой, обозначившей бесповоротность исторического развития в стране.

Для РПЦ поворот в сторону принятия и осмысления демократических ценностей мог бы стать серьезной переменой во внутренней и внешней церковной политике, основные пункты которой тезисно можно обозначить так:

— свободное решение проблемы становления церковных автокефалий в ныне независимых странах, образовавшихся в результате распада СССР;

— содействие образованию Национального совета Церквей Российской Федерации, а также Советов Церквей Балтии и СНГ;

— разработка социальной доктрины и развитие миссионерской деятельности, исключающей ущемление прав религиозных меньшинств;

— содействие образованию поместных Православных Церквей в Западной Европе и США и разрешению межправославных конфликтов;

— развитие экуменического сотрудничества в русле преодоления психологических последствий атеизма, неоязычества и новых псевдорелигизных движений;

— создание церковных центров защиты свободы совести и прав человека в регионах;

— постепенное введение выборности епископата и духовенства в епархиях РПЦ;

— восстановление двусторонних диалогов с Римско-Католической, Англиканской, Евангелическо-Лютеранской Церквами;

— незамедлительное определение даты Поместного Собора РПЦ и серьезная подготовка к нему как к Собору, призванному продолжить и развить начинания Поместного Собора 1917-1918 годов;

— возобновление регулярной работы Всеправославных предсоборных совещаний с целью продолжения и завершения подготовки Всеправославного Собора.

Ход истории нельзя обратить вспять. Пророческий дух в Церкви не может угаснуть. Необходимо противопоставить Новый Завет Христов законничеству, ханжеству и фарисейству "духовной оппозиции". Даже если силы иссякли, то, следуя отеческим советам, нужно всякий раз вставать и продолжать путь, ведя, как Моисей, свой народ сквозь пустыню неверия.

РМ №4212 (1998)


Get_Links(); ?>