Соблазн ложной церковности, или "испуг перед историей"

Размышление по поводу конференции "Единство Церкви" (1994)

Церковь есть осуществление Божьего замысла, данного во Иисусе Христе. Вхождение Христа в историю человечества началось с искушения Его диаволом в пустыне: "Князь мира" предложил Иисусу подменить Царство Божие ценностями мира сего: земными благами, покровительством мирских властей и знамениями ложного величия. Господь отверг эти пути и явился в мир в уничиженном обличии странствующего Учителя, Которому "негде главы преклонить". Царем иудейским Он стал на Кресте, власть обрел в Духе и Истине, а знамением Его явилась любовь и сострадание к человеческим немощам и скорбям.

Церковь –– Невеста Христова –– вновь и вновь повторяла Его путь: от гонений в первые века своего бытия до унижения и искушения властью в недавнем прошлом и настоящем. Церковь, как и Христос, –– странница в этом мире. И если она вдруг в странствии своем обретает на какое-то время свободу от властей предержащих, в пустыне одиночества и на распутье, искуситель приступает к ней с теми же требованиями, что и к Спасителю.

Сегодня в такой пустыне "окамененного нечувствия" (св.Иоанн Лествичник) оказалась Церковь русская. Очевиден соблазн: за обещаемый "режим наибольшего благоприятствования" и за призрачную возможность возвращения к религии государственной –– сделаться придатком новой власти; окормлять армию (до сих пор не реформированную), служить в тюрьмах и лагерях (с прежними репрессивными бесчеловечными условиями, нарушающими элементарные права человека), влиять на дела государственные. Похоже, что перед этим искушением с помощью Христовой она уже устояла и не пойдет более на памятные октябрьские 1993 года "тишайшие переговоры". Но живо другое искушение: заманчивая "упадочная эсхатология отчаяния и испуга перед историей, которая всецело представляется во власти антихриста" (о.Сергий Булгаков).

В этом –– соблазн неверия в Церковь, в ее жизнеутверждающую пасхальную силу и способность в любую историческую эпоху на современном языке "дать ответ о нашем уповании". Церковь в наши дни окружена людьми потерянными, лишенными умственных и духовных ориентиров. И как никогда ранее, Церковь должна выйти из своего затворенного закоулка "традиционной духовности", к чему призывал еще о.Георгий Флоровский, а также многие другие –– епископы, священники и миряне, им же несть числа в России и за ее пределами. Это люди, сделавшие, по выражению о.Всеволода Шпиллера, необычайно много для преодоления богословского и религиозного обскурантизма (Слово крестное. –– М., 1993, с.10), того обскурантизма мысли и действия, который веками сковывал творческую душу народа из суеверного страха перед любой "ересью" и неправомыслием.

Будь обскурантизм своевременно изобличен, не случилось бы в истории нашей Церкви тяжких грехов: сожжения первого русского перевода отдельных книг Священного Писания с попустительства церковных властей; вынужденно-добровольного снятия с себя сана архимандритом Федором (Бухаревым), чтобы издать свое толкование Апокалипсиса; избиения –– с синодального одобрения –– афонских имяславцев; обвинения в "ереси" о.Сергия Булгакова; лишения сана о.Глеба Якунина.

Неужели не научила нас судьба старообрядчества, что сознательный уход из истории, принципиальное неприятие любой новизны ведет только к "огненному изволу о Господе", то есть к самоистреблению.

Господь недаром не поведал нам времен и сроков эсхатологического завершения истории, Своей Парусии (Второго Пришествия), чтобы дать возможность совершить свой подвиг веры в исторической и конкретной действительности, "осоляя" Духом Божиим падший, но способный к восстановлению мир. Мы не можем не видеть, что действительно не сжаты "побелевшие нивы" и нет работников на них. Скрываться, ограничиваясь уставом, обрядами, правилами церковными, всматриваться с боязливым неприятием в происходящее в этом испорченном грехом и "западным растленным духом" мире –– неужели это удел члена Церкви Христовой? "Типикон спасения" –– так назвал когда-то подобный тип "духовности" о.Георгий Флоровский.

В 1937 году –– правда, совсем по другому поводу –– o.Cepгий Булгаков писал: ""Яко орля" обновляется юность Церкви, и новые откровения свои являет она согласно условиям человеческим в богочеловеческих путях. Мы должны верить в силу Церкви и верою принять ее в себе самих, в мире, в истории. Мы должны искать и находить то, что нам надлежит еще совершить в истории. В какой бы час истории, ранний или поздний, ни вступили мы для труда в вертограде Господнем, мы призваны к этому, и никто не властен освободить нас от этого призвания. Ничто не может быть для этого достаточной причиной, и не может быть оправдано малодушное бегство из истории, с оставлением своего творческого поста" (курсив мой. –– И.С.).

И вот, в Даниловском монастыре состоялась международная богословская конференция "Единство Церкви". Как показалось мне вначале, открывалась новая возможность на христианском уровне обсудить не все, но хоть какие-то вопросы церковной жизни в свободной дискуссии священников и мирян. Увы, этого не произошло. Я не намерен давать подробный отчет о названной выше конференции. Я позволю себе лишь представить собственное видение этих "даниловских чтений".

Непримиримые единомышленники, заявленные в списке участников (докладчиков), собрались, чтобы изобличить врага. Задача изначально не творческая и тем более не богословская –– скорее стратегическая и дисциплинарная и потому естественно обреченная на провал. Но поразительно: истинного неприятеля –– огромную атеистическую антихристианскую силу –– борцы за "единство" не спешат замечать. Поиск врага происходил, на мой взгляд, намеренно и надуманно в своей собственной среде. Православность в такой внутренней бесполезной войне становится лозунгом обманным, а критерий верности отеческим традициям, как это уже было в истории нашей Церкви, –– тенденциозным.

Оказалось, что осудить "модернистов" значит для "ревнителей" –– очистить свои ряды и сделаться еще "чище" и совершеннее. Разве не было подобных прецедентов в жизни Церкви и человеческого общества? Не удивительно, что случайно оказавшийся свидетелем злополучных чтений о.Леонид Кишковский (Православная Церковь в Америке) назвал происходящее проявлением духовного большевизма. Одержимость охранительством, "чистотой", мнимой святостью, стремление жить в своем затопленном "граде Китеже" или же страх перед лицом современности –– когда и сказать-то нечего –– движет этой псевдонаукой.

Не так уж много людей –– членов нашей Церкви, недавно вышедшей из подполья, смогли стать активными делателями на ниве Христовой; не так уж много есть пастырей и мирян, открытых к восприятию проблем современного мира. Но подобные "ревнители" уже в самом начале пути, где неизбежны ошибки и оговорки, по неизведанности его, изничтожают судом "правоверных" тех, кто отважно вступил на путь этого служения. Церковь признает своих героев и прощает им их ошибки; "ревнители" –– никогда. Церковь благодарно примет и поймет, я верю, тех, кто исполняет ее историческое и Божеское предначертание, по слову апостола Павла: быть всем для всех, чтобы спаслись по крайне мере некоторые.

РМ 4054 (1994)


Get_Links(); ?>